А Шевцов
А Шевцов
.  .  .
29.12.2015 21:12
Новая статья А. Шевцова "Усмирение сердца"

Совершенно непонятно, что такое терпение и какой орган его осуществляет, но очевидно одно: в случае любовного неистовства терпение есть средство усмирения сердца. Однако понятно, что любовное неистовство в данном случае есть лишь иносказание, то есть способ рассказать о самом главном на примере, доступном пониманию. Но если человек одержим раскрытием способностей, постижением силы или взращиванием бессмертного тела, он столь же неистов в своем порыве.

 

Поэтому упражнение терпения заслуживает большего внимания. Терпение необходимо при самых разных обстоятельствах, и пока все они не будут описаны, не так уж просто будет понять, полноценно ли описание самого терпения. Однако пока  ограничусь материалом, подобранным Руставели. Он связан с тем, как в сердце разгорается огонь, который, очевидно, надо довести до определенного жара, чтобы случилось главное – превращение человека в царя.

 

Начинается эта вполне алхимическая работа по выведению философского камня с легкого томления, в которое впадает искатель мудрости или бессмертия, как только любовь (или тяга) поселилась в его сердце:

 

«Печалит его разлука с возлюбленной…» (707).

 

«Витязь вернулся домой, в опочивальне он то проливает слезы, то томится, / (Но) в мыслях он рядом с возлюбленной, не расстается с ней» (708).

 

Выглядит это как всем знакомая влюбленность, хотя столь же легко может быть и описанием того, как искусственно подсаживается зародыш влечения. Для этого все внимание удерживается на сердце, и все душевные движения, вызванные упражнением, описываются и усиливаются.

 

««Проклято сердце человеческое, оно алчно и ненасытно, / Сердце – порой переносящее всяческие горести, жаждущее радости, / Сердце слепое, не повинующееся зрению, само не способное ничего измерить, / Им не завладеть ни смерти, ни какому другому властителю!»

 

«Сказав сердцу эти слова, подобающие сердцу, / Он схватил жемчуга, принадлежащие его солнцу (Тинатин)» (709-710).

 

Это описание сердца очень важно. Люди всегда понимали значимость сердца для своей жизни и очень много наблюдали за ним. Конечно, это было не то сердце, которое известно анатомам, хотя оно и ощущается почти в том же месте груди. Наблюдения эти показали, что этим сердцем очень трудно управлять через разум. Скорее, наоборот: именно оно и управляет разумом. Его не напугать даже угрозой смерти – сердце смерти не боится, поскольку бессмертно. И поэтому ему легче пожертвовать телом, чем, к примеру, любовью или дружбой.

 

Но человек изобретателен и он придумал, как проникнуть в сердце через то, на что оно отзывается, например, через любовь. Для этого любовь надо искусственно раздувать. И все любовные переживания героев поэмы преувеличены, что считалось жанровой особенностью литературы того времени. Однако это не жанр, а прием. Это способ, как собрать все свое внимание на том, чем должно быть сердце.

 

Следовательно, вход в сердце осуществляется через то, что оно само естественно впускает, с помощью усилия луча внимания. Однако, если вход открыт, что-то должно в него войти. Что? Терпение!

 

Терпение нужно поселить в сердце, чтобы уравновесить огонь, иначе алхимическая реакция не состоится.

 

«Витязь возвратился (к себе) с убитым сердцем, его слезы лились по полям. / Опять лишь ее любовь проносилась перед его взором. / Он то вставал, то ложился, как может заснуть безумец! / Чье сердце способно внять мольбам о терпении!» (715).

 

Распаляя, причем, вполне искусственно чувство любви в своем сердце, искатель силы с какого-то мига направляет внимание уже не на любовь. Она укоренилась и жар повышается. Теперь он занят тем, чтобы доставить в сердце достаточное количество терпения, и чтобы справиться с этим, применяет проверенный прием, описанный хоть в христианском мистицизме: он молится. Он использует мольбы, призывающие терпение в сердце.

 

Так обретается мудрость, являющаяся сутью философского камня:

 

«Так говорил он плача, проливая потоки слез; / Еще раз он обратился к своему сердцу: «Терпение – источник мудрости. / Если не терпеть, скажи, что мы можем сделать, чем поможем горю? / Если мы желаем счастья от Бога, мы также должны смиряться и с горестями.

 

Снова он сказал: «Сердце, хоть и ты жаждешь смерти, / Но лучше сносить жизнь, пожертвовать собой ради нее, / Но скрой это, пусть (и впредь) не замечают, что ты охвачено огнем, / Не к лицу влюбленному проявлять свою любовь!» (717-718).

 

Терпение – источник мудрости. Почему? Как мудрость рождается в боли? Вряд ли это происходит как накопление опыта. Разве что как накопление опыта боли. Но это лишь кажется возможным, верный ответ должен скрываться в словах самого Руставели. А Руставели не говорит о боли или опыте, он говорит о любви, которую надо скрывать. Скрывать, загнав как можно глубже в сердце. Терпение оказывается способностью сносить жизнь в состоянии сердца пронзенного и воспламененного любовью. И если это удается сделать с терпением, рождается мудрость. Как ни странно, она именно в том, чтобы научиться жить в таком состоянии.

 

Оригинал статьи на Снобе

Рассказать об этом в вашей социальной сети:


Вы можете оставить комментарий.
Комментарии
Чтобы оставить комментарий,
войдите через вашу социальную сеть:
Сайт Друзья Скомороха
Расскажите о сайте
в вашей социальной сети:
Яндекс.Метрика