Статья А. Шевцова "Подстава".
А Шевцов
 
Подставы стали некой сутью нашей эпохи, ее культурным знаком. Безусловно, предательства и заговоры, именуемые сейчас подставами, существовали всегда, когда была власть и устройство, позволяющее отобрать нечто не грубой силой, а знаниями об устройстве общества.

Подстава предполагает наличие чего-то НАД, под что и можно подставить кого-то снизу. Это НАД всегда содержит в себе силу и некое устройство управления. Умеющий управлять НАД, колоссально увеличивает свои возможности, и в этом явно присутствует древняя магия, переродившаяся в соответствии с требованиями времени.

Умеющий подставить – это охотник за СИЛОЙ, что и было главной целью всей первобытной магии. Но одновременно он и совершенствующий РАЗУМ, поскольку без разума подставы не делаются. В определенном смысле, подставщик всегда исповедует религию разума, зная, что именно в нем сила.

Впрочем, иногда это может звучать как у Бэкона: ЗНАНИЯ – СИЛА, потому что сами предатели не столько думают и придумывают, сколько изучают устройство и используют знания об устройстве НАД.

Изредка подстава используется для восстановления справедливости, но в подавляющем большинстве случаев она – выражение человеческой подлости и алчности. И потому подставляющие вполне могут носить имя Семя Иудино.

Это семя чрезвычайно расплодилось сейчас по Святой Руси и чувствует себя здесь вольготно, как дома. Как это возможно? Точнее, как это стало возможно?

Для того, чтобы подставлять другого, надо обладать некоторыми свойствами натуры и развить определенные качества. Первое, без чего человек никогда не решится подставить другого, это склонность к предательству.

Предать другого – это весьма болезненная операция над собственной душой. Чтобы совершить предательство, нужно, самое малое, отрезать кусок собственной души. А чтобы образовавшаяся в этом месте чернота не бросалась в глаза, надо заместить это место чем-то, что ярко бросается в глаза и не позволяет видеть тьму.

К примеру, фанатичной уверенностью в собственной правоте или ложью о том, как плоха твоя жертва, и как справедливо было бы ее предать и подставить. Естественно, это нельзя сделать прямо в душе, это сначала приходится сделать в сознании, создав убедительную картину лжи, и лишь потом вставить в душу, как искусственный ядовитый зуб…

Но убедительность – это непростое искусство. Естественно, оно не имеет никакого отношения к истине, к паррезии, как называли говорение истины древние греки. Это все относится лишь к риторике, к искусству говорить в демократическом обществе, где ложь становится основным средством достижения политических и экономических целей.

Поэтому мы определенно можем связать подставу, как риторическую фигуру, с демократией как общественным институтом, или даже уже, – с демократическими способами управления обществом.

Поэтому подстава оказывается не просто подлостью русского общества, она – побочное детище всей демократии как таковой. И сколько помнит себя Русь, с ее вечевым устройством, правили ею всегда те, кто лучше владел искусством подставы, поскольку нет способа проще убрать врага в нашей стране, чем натравив на него собственный народ или государство.

Для этого, безусловно, надо обладать и знаниями, и умениями, и даже некой утонченностью видения, так сказать, чутьем на подлость в душе толпы или чиновника, которую и надо будить, чтобы они без тебя побежали громить неугодного. В обычных условиях, убийце надо платить, а вот при подставе достаточно найти то, почему русскому человеку выгодно без денег уничтожить другого русского человека. И он полетит делать твое дело не за страх, а за совесть и идею…

Таким образом, чтобы стать последователем Иуды, надо владеть определенной искусностью в том, как видеть подлость в душе других людей и уметь ее возбуждать, приводя в стояние горячей охоты действовать.

Крушители и гонители, которых используют при подставах, уничтожают своих собратьев с гораздо большей охотой, чем созидают что-то, что могло бы просто улучшать жизнь. Нам, русским, хлеба не надо, мы одним тем сыты бываем, что друг друга едим, – как сказал мудрый человек пару веков назад.

Семя иудино обладает способностью видеть в людях эту охоту крушить подобных себе и понимать, из чего она растет. Поэтому, подобно бесам, предатели развивают в себе способность чувствовать жадность, зависть и ненависть к тем, кто чем-то выдается, кто хоть как-то виден, поскольку не такой, как все.

В нашей стране удается выживать только тем, кого как бы нет. Все остальные будут затравлены…

Я намерен подробно рассказать, как травили и подставляли лично меня, и всех тех людей, которые вместе со мной делали Заповедник народного быта в городе Иваново. Я использую этот рассказ, как исходное описание явления, так сказать, его феноменологию, чтобы можно было начать психологическое исследование той части «загадочной русской души», которая не дает русским стать великим народом.

Оригинал:
snob.ru/profile/29176/blog/88428
Сайт Друзья Скомороха
Яндекс.Метрика