Статья А. Шевцова "Подстава: как извлечь пользу?".
А Шевцов
 
Почему-то мне кажется, что случайных подстав не бывает. Не в том смысле, что должна быть некая уязвимость. Нет, в том смысле, что для того, чтобы заслужить подставу, нужно стать видимым Судьбе. А это значит, что любая подстава – урок, и его нельзя упустить. Даже когда один школьник, напроказив, показывает под гневным взглядом учителя пальцем на другого, это может быть полезным. По крайней мере, ты можешь понять, что ты за человек.

Действительно, и я это помню, одни в таких случаях бешено возмущаются и начинают доказывать, что они не виноваты. Другие принимаются мстить, и сами подставляют обидчика. Но были и третьи, которые либо важно кивали, подтверждая оговор, либо разводили руками, как бы говоря: да, сделал, что тут поделаешь! Игра была для них важнее, и их совершенно не трогало, что про них подумают плохо. Они словно были заняты своей внутренней жизнью, в сравнении с которой эта неприятность была сущей мелочью…

Я относился к тем, кто в таких случаях недоумевал, не понимая, как быть. У меня словно бы не было соответствующей культуры поведения в состоянии подставы. Множество ценностей противоборствовали в сознании: справедливость требовала оправдываться, здравый смысл утверждал, что оправдания будут выглядеть глупо, мышление свойствá сопротивлялось тому, чтобы сдавать другого, творческий порыв требовал придумать что-нибудь столь же оригинальное, чтобы не быть хуже…

А разум накапливал опыт подобных переживаний и пытался их обобщить и извлечь какие-то уроки. Но удавалось это плохо.

Я и до сих пор недоумеваю и пытаюсь извлекать уроки из подстав. Вот и в этот раз, когда началась масштабная подстава с привлечением всех возможных и мыслимых сил, включая государственные службы, я долго молчал и колебался, поскольку не знал, что же выбрать в качестве ответа.

К тому же мой адвокат посоветовал мне молчать, чтобы не выдать раньше времени то, что можно использовать на суде. Это тоже было частью подставы, но я с радостью спрятался за его советом и ничего не говорил целый год. Но вот год прошел, даже дураку хватило бы этого, чтобы определиться, а я по-прежнему не знаю, что и почему происходит. И не знаю, кого ненавидеть. Очевидно, эта ловушка по имени «подстава» гораздо сложней, чем я мог предположить…

Что такое сложность подставы? О какой сложности может идти речь? Даже этот вопрос неоднозначен.

На первый взгляд, сложность подставы, это сложность тех ходов и комбинаций, которые задуманы врагами, чтобы подставить тебя, то есть привести к тому, что они хотят с тобой сделать.

Но вот мой случай:

Я руководил несколькими предприятиями и вел учебные семинары. Первый из подставивших меня украл у меня одно предприятие, будучи его директором, воровал вместе с женой, которая была у него главным бухгалтером. Для этого они создали параллельное предприятие и по фиктивным договорам передали себе все активы моего предприятия, а потом спрятались в своем частном доме, так что даже полиция не могла войти, и принялись всячески мешать работе моего предприятия.

Кажется, очевидное экономическое преступление, но до сих пор мы не смогли добиться ни одного действия ни от полиции, ни от налоговой, ни от прокуратуры. Этого человека словно пуля не брала. Почему, стало ясно, когда ко мне начали ходить из Центра противодействия экстремизму и проверять на предмет террористической или сектантской деятельности.

Выяснилось, что он заранее сбегал туда и сделал соответствующий донос. Для любопытствующих могу сразу сказать: в итоге в ЦП прямо заявили мне, что никакой подобной деятельности не усматривают, но хотели возбудиться хоть по какому-нибудь поводу, потому что им надо показать, что они трудились не напрасно…

Но это все внешняя событийная канва.

По сути же, я так устал от этого мерзавца за последние годы, что постоянно думал, как закрыть это предприятие. У меня было 85 процентов акций, но получал я 6 тысяч в месяц. А он строил себя дома, менял машины, отдыхал с семьей на югах, и при этом постоянно ленился работать и скулил, что предприятие не приносит прибыли. Вопрос стоял только о том, как проделать операцию расставания. И вот он ее проделал!

Я был счастлив и тут же подписал все свои акции новому директору разоренного предприятия. И он теперь имеет негодяев в судах, пишет заявления в полицию, и, вообще, делает все, что полагается директору обворованного предприятия. 6 тысяч, которые я потерял, как вы понимаете, не стоили слез, хоть и были сущими слезами. В общем, отряд не заметил потери бойца!

Так в чем тут была подстава? С его стороны было бы выгоднее со мной просто договориться, потому что сейчас из-за судов и прочего он действительно не получает никакой прибыли, а мог бы воровать и воровать. Но это его сторона. Думаю, он обрел свободу, хотя и ценой предательства и нищеты. По крайней мере, это поступок.

Но в чем подстава для меня?

В том, что у меня отобрали предприятие, от которого я хотел избавиться и держал только для того, чтобы эти мерзавцы имели кусок хлеба, потому что наивно полагал, что без меня они и совсем зарабатывать не смогут? Абсурдно. В том, чтобы я ощутил несправедливость: я это предприятие создавал, я разрабатывал его продукцию, я его удержал на плаву в тяжелые времена, а в итоге негодяй будет пользоваться плодами моих трудов?

Ну, во-первых, он за это заплатил, когда пахал на то же предприятие, а во-вторых, за время, пока он изображал дурака, доносил и судился, он колоссально отстал от рынка, а потому будет едва сводить концы с концами. За свободу приходится дорого платить. Но я приму такое решение как справедливое. За такую цену пусть имеет свое предприятие, даже если его создал я. Будем считать, что это и было изначальным договором: однажды он должен был получить в подарок это предприятие целиком.

Так в чем подстава?

Может быть, в том, что сначала ЦП, а затем ФСБ проверили меня на сектантство и экстремизм и не усмотрели их? Это было неприятно, но меня с девяностых подозревали в чем-то подобном. Каждый раз, когда я делал необычные работы, выходящие за рамки человеческих возможностей, кто-то настораживался. И каждый раз, когда ко мне приезжали какие-нибудь крупные люди и предлагали работать на них, а я отказывался, в прессе появлялись статьи, которые намекали…

А от намеков не отмоешься.

Но вот теперь все проверено профессионалами, и будет закреплено решением суда. И все, что мне пока предъявляют, что я использовал удары при работе с людьми. При всей запредельности тех работ, что я делал, в них нет признаков подчинения сознания других людей, их гипнотизирования, управления ими в безвольном состоянии. Были лишь вполне научные эксперименты за гранью освоенного научной психологией к сегодняшнему дню.

Что ж, пусть зафиксируют, что я сделал шаг дальше и принес действительную пользу своей науке.

Где подстава?

И как исследовать ее сложность? То, как сложно вился ум моего бывшего партнера, и как его подстраивали профессиональными знаниями оперативники спецслужб и прокуратур, можно изучать в том случае, если за тобой действительно есть какой-то грех, и тебе надо выкручиваться. Но я и вправду не создавал никаких сект и даже очень критично к ним относился. Я действительный доктор наук и верно служу научному символу веры.

Истина и только истина! Вот ради чего все делалось. Зачем мне исследовать то, как защищаться от подозрений в сектантстве? К тому же, сейчас у нас любого психолога-прикладника в этом подозревают. Просто поветрие какое-то, причем, всенародное. Какой смысл с ним бороться?! Лучше я буду делать свое дело.

Поэтому, если меня оклевещут настолько, что сумеют убедить судей, что в моих действиях есть признаки сектантства, я приму это как знак, что Россия снова вступает в мрачные времена средневековья, и в ней начинаются процессы над ведьмами и учеными, которых сжигают на кострах за науку.

Иными словами, я оказываюсь первым ученым Новой России, который попал под репрессии за свои научные взгляды.

Вы знаете, в этом что-то есть!..

Исследования мои от этого никак не прервутся, а вот любопытство, быть может, наконец, вызовут. А то уж даже как-то тоскливо становится, что никому-то в этой стране не нужно ничего, что связано с душой и действительным устройством человека.

Что ж, подставу так и не нашел, зато нашел явный высший замысел, как обратить внимание испорченного зрелищами современного человека к важным, даже основным вопросам жизни и самому себе: для этого нужно вложить в его больную головку истину в виде скандала! Все, что не скандал, в современные головы не лезет, особенно, если это надо читать…

Вот, получается, и польза есть…

Оригинал:
snob.ru/profile/29176/blog/88942
Сайт Друзья Скомороха
Яндекс.Метрика