Статья А. Шевцова "Подстава: творение доказательств".
А Шевцов
 
Очевидно, моя подстава готовилась мошенниками заранее. Оба ее разработчика были знакомы со мной еще с девяностых, и постоянно стремились либо войти в руководство моих предприятий, либо заманить меня в свои в качестве генератора идей и человека, обучающего кадры. Каждый раз это кончалось обманом, и я бросал все дела и уходил, полный решимости не иметь с ними дела.

Но каждый раз они так раскаивались и так просили о прощении, что я сдавался и начинал новые дела. При этом я выходил из всех дел, как говорится, при своих, Мерзавец, который выкрал мое предприятие, всегда оставался обобранным, а вот третий, как полагается профессиональному мошеннику, всегда наживался.

Так после моего ухода из оффшорной программистской компании, которую они создали, чтобы заманить и меня, и всех моих людей, компания развалилась, но по итогам ее развала Мерзавец остался с одной квартирой в Ярославле, а вот Мошенник, с которым они производили раздел и закрытие компании, с пятью. И за ним еще и сохранилась сама компания в Канаде, которую, как выяснилось позже, он вовсе не закрыл, лишь выпроводив нас.

Надо признать, они были ловкие парни, и умудрялись спокойно создавать себе компании за рубежом, открывать оффшорные счета, и вообще подолгу жить в Америках. Но дело это накладное, хоть и приятное, и потому к 2004 году они оба снова крутились возле меня, предлагая разные проекты.

В частности, то Мошенник, то Мерзавец почему-то навязчиво пытались открывать Академии самопознания. Первым это сделал Мошенник еще в 2002 году в Новосибирске. Его Академия провалилась с треском, к тому же он разорился еще и как хозяин кафе. Затем Академию самопознания в 2003 попытался открыть в Ярославле Мерзавец. Открыл, правда, Начальные курсы прикладного самопознания, но и они через год провалились.

Честно говоря, я тогда считал, что их пристрастие к самопознанию вызвано моим интересом к нему, поскольку я вполне академично исследовал самопознание как раздел прикладной философии. И лишь когда начались мероприятия ФСБ, мне объяснили, что Академией самопознания называлось подразделение Сайентологической церкви, существовавшей в Штатах и Канаде…

Как бы там ни было, в 2004 году они предложили мне начать новый проект, под который обещали найти финансирование, но для этого я должен был учредить Академию самопознания. Звучали убедительно, к тому же учреждение компании ни к чему не обязывает. Я учредил АНО «Академия самопознания» в Иваново, но до 2006 года никакой деятельности этой компанией не вел, подавая нулевые отчеты.

А в 2006 году они объявили, что время пришло, Мошенник переехал в Иваново, купил старый пионерский лагерь и стал директором АНО. И был им до 2012 года. Причем, был настолько жаден, что не взял никого в работники, числясь в компании единственной штатной единицей до 2010 года.

Для тех, кто не знает, справка: учредитель некоммерческой организации не имеет никаких возможностей для управления ею и никаких прав на ее собственность. По закрытии, собственность АНО отходит государству. А управление ведет так называемый единоличный управляющий орган, который, как это высказывается в пожеланиях закона, должен следить за тем, чтобы воплощался замысел учредителя.

Даже назначает этот «орган» не учредитель, а утвержденный им Совет АНО. И тут Мошенник меня в очередной раз развел. Чтобы гарантировать возврат вложенных средств, которые он собирался привлечь для раскрутки проекта, он потребовал учредить Совет в лице двух человек – меня и его. В итоге я не мог даже сменить директора предприятия…

При этом финансирование, которое он привлек из Канады, поступало, дай бог, лишь в первый год. А дальше мы все попали в некое рабство, когда нам постоянно кричали, что денег нет, и все сейчас развалится. Поэтому надо вкалывать и делать крутое реалити-шоу, способное привлечь толпу зрителей.

Поскольку я не слишком хотел заниматься Академией самопознания, - тема эта для меня к тому времени уже отошла в прошлое, - я изначально потребовал ввести второе название: Заповедник народного быта, - и занимался в рамках проекта именно им. А мои партнеры крутили Академию, собирая под нее своих людей.

На идею Заповедника съезжались свои люди – энтузиасты народной культуры, в Академию свои, которых я должен был по нашему договору обучить преподавать. Но собирал их Мошенник, и потому съезжались к нему сплошь мошенники и прохвосты, которые чуяли легкие денежки. Я их гнал.

В итоге очень быстро выяснилось, что с финансированием у нас плохо. И мы вкалывали, строя музей, в постоянном ужасе, что сейчас деньги у Мошенника кончатся, и все развалится. И чем больше мы вкладывались в стройку, тем страшнее было все потерять. С каждым годом Заповедник становился все лучше, а угроза его потери все страшней…

Все денежные дела, естественно, шли через директора. Мы имели право только работать. Я проходил как внешний преподаватель, которому заказывали определенные виды работ, и получал от директора оплату в конверте. Так же приглашались иногда преподаватели и из других городов, из Иванова, Москвы, Питера, Нижнего. Платилось нам всем скупо, так что многие обижались и больше не ездили…

Но мы понимали: финансирование-то вот-вот должно кончиться! И потому очень, очень старались, соглашаясь даже на сомнительные проекты, лишь бы они были зрелищными и привлекали людей, жадных до развлечений.

Однако к 2010-му году эта угроза обвала так утомила, что мы решили разобраться с тем, что имеем, и взбунтовались.

Во-первых, я, как учредитель, затребовал выгнать всех прохвостов, которые присосались к этому делу, и сменить название, полностью убрав Академию самопознания. К тому же я, под угрозой полного ухода, затребовал принять в штат меня и нескольких работников. В их числе, финдиректора, который наведет порядок в денежных делах.

И началось!

Никогда не думал, что увижу, как полуторацентнерный мужик закатывает истерику, услышав просьбу показать отчет по бухгалтерии за месяц. Такие отчеты делались недели две, поскольку у него была бухгалтерская программа собственного изготовления, где «все деньги учитывались, не разделяясь на предприятие и личные».

Как бы там ни было, но после того, как было убрано все, что относилось к Академии Самопознания, и началась работа над финансами, с американским финансированием и у Мошенника, и у Мерзавца стало совсем плохо, зато, как ни странно, появилась надежда, что мы сможем обеспечивать себя сами.

Мошенник выдержал года полтора пыток с бухгалтерскими отчетами. Затем сдался, и в конце 2010 года уволил бухгалтера, который, уходя «украл все отчетные документы», и вскоре уволился сам. При этом он оставался жить в Заповеднике, а директором стала его жена.

Утраченные документы мы восстановили через банки и налоговую, финансовую деятельность наладили и тут же прошли проверки налоговой и юстиции. И оказалось, что собственных доходов нам хватает и на жизнь и даже на стройку. Хуже того, по нашим подсчетам, мы жили за свой счет со второго года существования предприятия. И никакое внешнее финансирование нам не только не требовалось, но мы и свое недополучали…

Правда, ко времени этого открытия Мошенник из Заповедника уже съехал, забрав с собой и жену. Поэтому мы не смогли ему предъявить ни это, ни прочие недочеты и пропажи… Сейчас все это в судах.

Как выяснилось чуть позже, все это время, пока мы добивались от него финансовой отчетности, он старательно копировал все видеоматериалы, которые снимались в Заповеднике. Вообще-то, материалы эти были общедоступными, и по преимуществу, предназначались для издания. Но на них были авторские права, которые он и обходил тайком.

Были и видеосъемки качеством похуже, которые нельзя было использовать, чтобы делать учебные фильмы. Поэтому они использовались как учебные для внутреннего пользования и лежали на общем сервере Заповедника. Все это он скачал легко. Потруднее было выкрасть материалы из личных архивов людей. Но, похоже, как директор, а потом как муж директора, он проникал в личные помещения людей и копировал материалы с их личных компьютеров. Иначе наличие у него личных видеосъемок объяснить невозможно. В общем, шпионский триллер!

Вот все эти архивы и стали основанием для фабрикации обвинений против меня.

Те заказчики, которым доносчики принесли свою добычу, думаю, были страшно рады: видеозапись – лучший вид доказательств! С ними не поспоришь! Плохо в них лишь то, что в суд надо предоставлять оригиналы и доказывать экспертизой, что видеодоказательства не подвергались монтажу и обработке. Как казалось.

А на деле видеодоказательства плохи именно тем, чем и хороши: они есть и с ними не поспоришь.

А это значит, что пока мерзавцы через СМИ вываливали на людей грязь про якобы существовавшую в Заповеднике секту, собирая огромную и непротиворечивую картину лжи из видеозаписей, все было страшно убедительно. Настолько убедительно, что и тем, кому они эти материалы принесли, казалось, что у них все получится так же легко, как у телевизионщиков. Волшебная сила Великого немого!

А на экране все действительно было легко и просто: вот же они преступные действия, вот он этот садист Шевцов, избивающий людей. Это было так убедительно, что произвело впечатление не только на обывателей, но даже на прокуратуру и ФСБ. Все органы возбудились!

Но затем из этих материалов пришла пора делать обвинения и доказательства. И тут выяснилось, что без монтажа и подгонки они в формат преступления не лезут. И заработала презумпция невиновности: если за 25 лет моей работы на меня не было ни одной жалобы, ни один человек не подал на меня заявление в органы правопорядка, не было ни одного пострадавшего, то куда лезть органам?! Кто их звал?

И вот идет следствие, которое все крутится и крутится вокруг тех кадров, где достается либо Мерзавцу, либо жене Мошенника, поскольку они готовы заявлять, что их били. И даже эти кадры переварить не в силах. Видео же врать не может, а на видео идут репетиции будущих «избиений», на видео Мошенник сам эти репетиции проводит, и сам свою жену избивает.

И все это никак не укладывается в секту, зато отлично укладывается в формат крутого реалити-шоу, которое нужно единоличному исполнительному органу, на таких шоу строящему экономику своего предприятия.

И видно, что я там лишь исполняю заказ, выступая не более, чем актером на сцене. И сами люди там же, в кадрах, свидетельствуют, что ударов не было, а были постановочные шлепки, и там же я предлагаю им в любой миг прервать работу, но они настаивают на ее продолжении, поскольку сами хотели и для них это важные уроки…

Поганая штука видео! Возбуждает, но удовлетворения не приносит…

А я не перестаю удивляться профессионализму ивановской прокуратуры и ФСБ: после задержания они мне говорили, что видеоматериалы, показанные СМИ, произвели на них весьма крутое впечатление. Даже в УПК сказано, что видео, показанное СМИ, может являться поводом для расследования, но не может считаться доказательством. Все же СМИ наши не отличаются склонностью к объективному освещению событий…

Так что я все ожидаю, что профессионалы наши, как это было обещано простому гражданину еще советским кино про госбезопасность, разберутся. У нас невинных не сажают! Они же не бабушки возле подъезда, чтобы возбуждаться без процессуального повода! Но что-то медленно у нас разбираются. Может, тех, кто обещал, уж нет?..

А может, до них доехало, что подставили не меня? Но как признать, что развели именно тебя?!

Жена закупила попкорна. Ждем…

Оригинал: 
snob.ru/profile/29176/blog/89162
Сайт Друзья Скомороха
Яндекс.Метрика