Статья А. Шевцова "Тангейзер в Иваново".
А Шевцов
 
Суд оправдал постановщиков «Тангейзера» в Новосибирске. Но прокуратура сегодня заявила, что намерена обжаловать это решение, поскольку постановщики позволили себе что-то недозволенное. Почему? Может, в прокуратурах работают очень религиозные люди?

Боюсь, все проще: прокуратура, возбудившись, должна додавливать дела до судов, а суды до желаемых решений. Почему-то так сложилась практика, что прокуратура считает личным унижением, если приходится прекратить дело или признать, что в дело вкралась ошибка. Справедливость не имеет значения для прокурора, только железная воля к победе любой ценой.

Сегодня же помощник прокурора Ивановской области жестко поддержал решение следствия в отношении меня. Ситуация сходная с войной против «Тангейзера»: кому-то понадобилось отжать мои предприятия, и меня облыжно обвинили в различных преступлениях. Это внешний слой событий, и я не говорю о нем, пускай разбираются.

Но у меня трое малолетних детей – трех, шести и двенадцати лет. И вот в течение уже семи месяцев ареста и подписки я прошу разрешения просто работать, чтобы кормить детей. Сейчас моя жена одна содержит шесть человек. И это невыносимо. Уже на заседании по продлению срока ареста перед Новым годом я взывал к совести ивановских судей, следователей и прокуроров, крича, что мои дети голодают.

И каждый раз следствие и прокуратура жестко отказывают мне в праве любой деятельности, которая бы позволила заработать на жизнь. Все это под предлогами, что я могу оказать воздействие на свидетелей. При том, что все известные мне свидетели за те 8 месяцев, что ведется расследование уже допрошены. Видимо, есть какие-то неизвестные мне свидетели, на которых я каким-то образом могу оказать давление?

Но я прошу разрешения бывать на своем официальном рабочем месте, которое находится за чертой города, где нет ни одного свидетеля, кроме моих работников, которые все равно каждый день у меня в гостях. Но следствие жестко возражает, а прокурор еще жестче поддерживает следствие.

Ни обращения к совести, ни к правам человека или правам детей, не имеют значения для карательной системы. Им плевать на все.

Они знают, что их обманули и используют мошенники, что в действительности я не совершал тех преступлений, в которых меня обвиняют, у них на руках сотни и сотни часов видеосъемок моих работ, где все очевидно и понятно. Но они возбудились, и теперь будут давить и меня и суды.

В понедельник Ивановский районный суд будет принимать окончательное решение. Почему по такому простому делу, как разрешение бывать на официальном рабочем месте, суду нужно думать четыре дня, я не понимаю, но допускаю, что это время взято на совещания с прокуратурой.

И пока судьи Ивановского районного суда каждый раз выносили такие решения, какие нужны обвинению. Думаю, что в понедельник мне откажут под предлогом, который назвал прокурор:

– Ни что не мешает Шевцову воспользоваться своим правом на труд в черте города Иваново!

Умный мальчик! Город Иваново в числе умирающих городов мира. В нем нет промышленности, в нем растет безработица, и найти рабочее место невозможно. Тем более, что в городе просто не берут на работу людей, старше 35 лет. Он не может этого не знать. Но формально не прикопаешься!

Действительно, чего бы мне не воспользоваться своими правами, скажем, сдохнув?!

Все, что я могу предположить по этому поводу, это то, что дело разваливается, и мне надо навредить, хотя бы так. Не получается посадить, так хоть не дадим работать!

Впрочем, может быть и второй вариант: кто-то очень не хочет, чтобы я обучал людей тому, чему я учил, то есть прикладной психологии. Иначе говоря, я просто не должен преподавать в этой стране под любым предлогом…

Меня явно преследуют не за то, в чем обвиняют. Похоже, я, как и постановщики «Тангейзера» сделал что-то недопустимое, за что меня надо проучить. Было бы просто уголовное преступление, давно бы осудили. Но меня просто прессуют, все время намекая на мои семинары и на какое-то «учение». Они явно знают обо мне больше, чем я сам.

И что же такого запрещенного и недозволенного позволил я себе в моем «Тангейзере»? В простоте душевной я все эти годы считал, что занимался только наукой. И был потрясен до глубины души, когда при первом обыске оперативники ФСБ поведали мне, что в России существуют списки запрещенных книг и фильмов. И стали проверять мою библиотеку на предмет наличия таких книг. Естественно, ничего не нашли. Так как ничего противозаконного в моей работе не было! Но для других урок!

Как говорится, незнание закона не освобождает от ответственности. Иными словами, живишь-живешь, и ни сном не духом не ведаешь, что уже что-то нарушил. Тебя арестовывают, а потом еще и мучают, не сообщая за что!

Как догадаться, что у нас можно, а что нельзя?

Почему подобные запрещенные вещи не доводятся до нас, но используются против? Мы что, враги со своим государством? Никогда себя так не чувствовал. Тогда зачем меня подлавливать, вместо того, чтобы вдумчиво подправлять? Почему у нас есть карательная система, которая пощады не знает даже к голодным детям, и нет какой-нибудь идеологической, которая бы объясняла подобные вещи?

Последнее время люди искусства и науки все чаще жалуются в сети, что в советское время мы четко знали, что можно, что нельзя, а теперь могут посадить, за что угодно. Потому что, что угодно, знают только те, кто сажает. Это что, подстава, заговор правоохранителей против собственного народа?

Если в «Тангейзере» было нельзя делать что-то, почему никто не объяснил это постановщикам до того, как в дело вмешался прокурор? А если прокурор вмешивается, почему не с тем, чтобы сначала подсказать, и уж только при отказе прислушаться, наказывать?

Оригинал:
snob.ru/profile/29176/blog/89421
Сайт Друзья Скомороха
Яндекс.Метрика